Медведев рассказал об отношениях с Центральной Азией и дал прогноз по Украине



Российский премьер Дмитрий Медведев посетил те страны Центральной Азии, которые не входят в Евразийский союз, но являются членами СНГ, — тем самым периметром, где, впрочем, в последнее время начались интересные подвижки в плане отношения не только к былому "союзу общей судьбы", но и к будущему в наших отношениях. "Вести в субботу" вспомнили там и об Украине.

Наш репортаж — из Хивы, из сегодняшней Республики Узбекистан. Мы увидим и много привычного, и много чего по-настоящему нового. Бывшая Средняя, а ныне Центральная Азия уже точно другая. Но и та же. Мы решили добраться до этих ребят и попробовать сами. По идее, просто — как на пионерском горне. Как скоро выяснилось, это был сигнал к приезду премьер-министра из России. Впрочем, в этой средневековой крепости все это было лишь дополнительным штрихом к современности.

Сначала в Ташкенте — встреча с президентом Узбекистана Миризеевым. Потом — совместная российско-узбекская комиссия на уровне премьеров. О чем они говорили и где?

В Хиве попадаем туда, откуда начинался ХХ век.

— Это настоящая эклектика начала ХХ века, где соединились традиции Хивинского ханства. Как раз все эти мотивы, — говорит премьер-министр России Дмитрий Медведев.

— Стены.

— Да, стены, да. И люстра, подаренная Николаем.

— И паркет, насколько я знаю, привозили из Петербурга.

— Паркет натуральный.

Еще точнее — петербургский. Идем дальше.

— В этом зале, так сказать, тоже есть даже петербургские корни. Изразцы — из Петербурга.

— Это очевидно. Абсолютно.

— Заметно. Не одним прошлым — о будущем тоже надо думать. Но я, когда заглянул в будущее, просто посмотрел на повестку ваших переговоров, меня одна штука удивила. Скажите, а зачем в Узбекистане есть филиал Московского инженерного-физического института?

— Мы готовимся к строительству атомной станции здесь, и уже утверждены некоторые параметры, в частности, место для строительства АЭС. И об этом были переговоры, — пояснил Дмитрий Медведев.

— Это не гостайна, известно, где она будет?

— Да. Это будет в Узбекистане.

Шутки шутками, но АЭС будет. И уже в следующем десятилетии.

— Если говорить о наших отношениях с Узбекистаном, то у нас всегда были партнерские отношения. Но в какой-то период они перестали развиваться и как бы находились в такой стагнирующей фазе. А сейчас и президент Узбекистана, и правительство этой страны взяли курс на развитие экономических отношений. Мы этому очень рады, — признался Медведев.

Углубимся в историю. Давнюю. Зал приемов хивинского хана. И отрытая площадка перед ним. Хан принимает артистов. Коронный номер — выступление танцовщицы. Она поднимала над собой блюдо, а потом на этом блюде танцевала.

Итак, как мы поняли, у Узбекистана очень древняя культура, но вот вопрос: а сколько носителей этой культуры? На момент распада Советского Союза в Узбекской ССР проживали примерно 20 миллионов человек. Сейчас — 33 миллиона. Такая рождаемость. Понятно, никакая экономика такой нагрузки не выдержит. Поэтому совершенно объяснимо, что граждане Узбекистана едут на заработки. Очень много — в соседний Казахстан, но также, конечно, в Россию. Два с половиной миллиона человек в год. И, конечно, то, как эти люди живут в России, — предмет для обсуждения.

— Позвольте мне вопрос-провокацию. А мы не будем для граждан Узбекистана визы вводить?

— Нет, конечно, — отметил Дмитрий Медведев. — Мы и сейчас являемся друзьями и партнерами и действительно стратегически связаны экономики. За последние несколько лет отношения получили такой очень мощный старт, новые инвестпроекты появились, типа того, о чем мы с вами говорим.

— Атомные станции.

— Да. Это такой апофеоз сотрудничества.

— Если сохранять безвизовый режим — не если, а коли он сохраняется — то как все-таки упорядочить миграционные потоки? Я посмотрел, сейчас вроде какие-то пилотные проекты запущены в Татарстане, Красноярском крае, по-моему, в Ленинградской области. Потому что очевидно, что все-таки бизнес, он не всегда в достаточной степени ответственен для того, чтобы все происходило по всем прозрачным правилам, в которых в теории прописано законодательство.

— Для этого есть разные инструменты, включая проекты договоров о так называемом оргнаборе, когда такого рода отношения подвергаются нормированию. Есть и другие.

-То есть коли нужна рабочая сила в России, здесь происходит отбор тех, кто поедет, отработает, вернется?

— Во всяком случае это упорядочивается.

Уже запущены новые пилотные схемы в Красноярском крае, Татарстане, Ленобласти — о том, как мигрантам прибывать не через "серые" схемы, на которые, к сожалению, падок бизнес, а через формулы, согласованные правительствами. Посмотрим, что из этого выйдет, при том что, как выясняется, приезжая рабочая сила в России все еще. И мигранты берутся за то, за что не берутся россияне.

В Хиве много туристов с Запада, которым нужны визы. Наша провожатая дипломатична. Да, чтобы долететь до этих красот, нужны деньги. Но тех, у кого они есть, мало. Россиян здесь мало. А зря. Здесь интересно. И не только из-за каракуля, не говоря уже о нефти, газе и, между прочим, уране. Впрочем, в последнем случае все российским бизнесом уже изведано.

Перед нами откроется бывший политический центр Хивинского ханства. Хива оказалась в центре политической дискуссии о будущем СНГ. После распада Советского Союза Содружество же было основано двенадцатью республиками, сейчас де-факто остались десять. И вот что дальше?

— К моменту, когда это интервью будет в эфире, вы еще и в Ашхабаде побываете на встрече Совета премьер-министров СНГ.

— Я понимаю, что когда это интервью выйдет в эфир, я уже надеюсь вернуться в РФ, — сказал Дмитрий Медведев.

— В принципе, если вдуматься, необычная история, потому что еще несколько лет назад Туркмения такую дистанцию держала с СНГ, позиционировала себя как ассоциированный член, а теперь принимает встречу премьер-министров стран СНГ. Тем не менее, когда-то в СНГ были 12 стран, а сейчас де-факто 10. Вышли грузины, украинцы всех своих отозвали. Вообще у СНГ есть будущее?

— Безусловно. Раньше обычно говорилось, что это некая цивилизованная форма "развода" между бывшими республиками Советского Союза. Нет. СНГ при всех сложностях, издержках, нюансах — это такой все-таки реально работающий проект. Что я имею в виду? Несмотря на сложности, мы все-таки подготовили и подписали соглашение о свободной торговле. Между странами-участниками СНГ работает специальное торговое соглашение. Всегда есть возможность отослать к тому документу, который странами или прорабатывался, или тем более был подписан, чтобы сказать: давайте, например, вопросы интеллектуальной собственности будем решать по такому соглашению.

— То есть это не церемониальные сборы?

— Нет, это не церемониальные сборы.

— Я надеюсь, наши узбекские друзья простят меня, что я на узбекской земле упомяну еще одну страну на букву "у", — "Украину". И тем более ирония судьбы состоит в том, что то самое соглашение о свободной торговле в СНГ в свое время сильно лоббировали-то как раз украинцы.

— Так и есть.

— Дмитрий Анатольевич, перед первым туром выборов на Украине к вам приезжал Медведчук разговаривать о газе. Сейчас ставший президентом Зеленский лишил Медведчука статуса переговорщика. С другой стороны, когда мы с вами говорим здесь, в Узбекистане, в Киеве Рада отказалась отправить в отставку премьера Гройсмана. Так с кем говорить-то?

— Если вы обратили внимание, сразу же после выборов я поделился своими ощущениями. Я сказал, что у меня нет никаких иллюзий по поводу риторики новой власти и определенных, уже сформировавшихся трендов. Пока мы ничего нового не видим. Но я не хочу забегать вперед, в конечном счете это все в руках нового президента, новой власти. Если они захотят какие-то шаги сделать, они их сделают. Заявления, которые звучат сейчас из Киева, очень противоречивы. Вроде как они хотели бы возобновить определенные процессы на базе Минских соглашений. В то же время это сопровождается весьма такой устаревшей и, скажем прямо, набившей оскомину риторикой. Но действий мы пока никаких не видим. Давайте запасемся терпением. Что касается каналов общения, это дело украинской власти. Какие им удобны каналы, пусть такие и используют. Но так, исходя из общепринятой практики, всегда нужно иметь несколько каналов общения, отрезать какие-то каналы — это недальновидно. Еще раз повторяю: не мы что-либо прекращали — это все сделала украинская власть. Если они захотят что-то реанимировать, они вполне способны это сделать. Шарик сейчас, что называется, на их стороне.

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *