Защита детей: в Кремле обсудили, как сделать социальную помощь доступнее



Накануне Дня защиты детей президент России встретился с уполномоченным по правам ребенка Анной Кузнецовой. Каждый ее рабочий день состоит из очень конкретных и часто не очень простых историй, которые касаются самых маленьких и незащищенных граждан нашей страны. Сейчас, например, на рабочем столе Кузнецовой материалы о ребенке, которого чиновники решили отдать не родному человеку, а чужим людям.

Анна Кузнецова признается президенту, что закон об уполномоченном по правам ребенка, принятый в конце 2018 года, конечно, прибавил работы. Но, с другой стороны, и расширил полномочия. Теперь можно обращаться в Госдуму с законотворческими предложениями, участвовать в судебных заседаниях. Все ради защиты прав детей.

"Мы начали внимательную и подробную проверку именно с детских домов-интернатов, где находятся дети-инвалиды, дети-сироты. Это самая незащищенная категория детей, и для меня лично это лакмусовая бумажка вообще отношения региона к теме детства. К сожалению, Владимир Владимирович, мы выявили целую массу нарушений в этой сфере. Мы просим вас дать поручение правительству РФ и решить этот вопрос с реформированием детских домов-интернатов", — говорит Анна Кузнецова, уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка.

А их в стране 109, всего на воспитании там находятся 13 тысяч детей. Омбудсмен Кузнецова и ее помощники в регионах работают по каждому детскому дому персонально. Знают обо всех проблемах и контролируют ситуацию до полного устранения. Этой весной, например, нескольких недолеченных малышей перевезли в столичные клиники из Брянской и Смоленской областей. Под особый контроль попадают и все частные случаи, когда происходит, кажется, невообразимое.

Например, история полуторагодовалого Вити Чемериса из Симферополя. Его мама, узнав о страшном для себя диагнозе, обратилась в службу опеки с заявлением, чтобы после ее смерти мальчика отдали на воспитание в семью крестной мальчика Валентины Тарасенко. Руководитель службы заявление подписал. По сути малыш и так жил в этой многодетной и счастливой семье последние несколько месяцев, пока его родная мама находилась в больнице. В апреле молодая женщина скончалась. А чиновники, презрев последнюю волю умершей, отправили мальчика в дом малютки и связались с родным дедом, который живет в Киеве.

"Вы поймите, я пенсионер, инвалид, куда я поеду", — рассказывает Владимир Чемерис, дедушка Вити.

Но крестной мальчика отказали в усыновлении на формальных основаниях.

"Вы поймите, что у нас в городе Симферополе уже 82 семьи стоят на учете в качестве кандидатов в усыновители. Они уже обладают этим правом усыновлять", — объясняет Елена Дильдина, заместитель начальника департамента по делам детей администрации Симферополя.

И вот уже два месяца Валентина Тарасенко ходит к Вите на свидания, не имея даже надежды.

"Пройдут года, десятилетия, я буду представлять, что этот Витя растет где-то. Мама просила меня его воспитать, а я этого не сделала. Я этого простить себе тоже не смогу", — говорит Валентина Тарасенко.

История получила огласку. И только после этого симферопольские чиновники, наконец, разрешили Валентине стать кандидатом на усыновление Вити. То есть можно все-таки отойти от параграфа ради здравого смысла.

"Уже в понедельник, по словам министра, документы оформят, и ребенок пойдет в семью, с которой договаривалась мама, когда она была еще жива", — рассказывает Анна Кузнецова, уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка.

Детский омбудсмен, кажется, вообще не знает покоя. Самат Шергазиев родился в 36-ой столичной больнице и вырос в Москве. В районном ЗАГСе выдавать свидетельство о рождении отказались со странной мотивировкой: его родители — граждане Киргизии.

"Сделали запрос о подлинности его свидетельства о рождении, а оно оказалось недействительным. В компьютерные денные не внесли", — рассказывает Валентина Нишанбаева, бабушка Самата.

Теперь Самата не допускают к сдаче ЕГЭ. К делу подключился аппарат уполномоченного по делам ребенка.

"Мы направим запрос в 36-ю больницу, мы запросим всю информацию. Если мама там была, и мальчик был рожден именно там, то записи точно будут. А затем мы обратимся в суд для признания факта рождения", — объясняет Анна Кузнецова, уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка.

Занимается аппарат уполномоченного и ситуацией с брошенными детьми. Например, несколько дней назад двухлетнюю девочку в поликлинике оставила родная мать. Анна Кузнецова тогда лично вмешалась в эту историю, в итоге ребенка передали бабушке.

На встрече с президентом Кузнецова говорит о том, что надо изменить. Не для того, чтобы себе облегчить работу, а чтобы помощь к тем, кто в ней нуждается, приходила быстрее.

"Как можно решить ту задачу, которую вы озвучили в Послании Федеральному Собранию — приблизить социальную помощь к человеку, чтобы ему не приходилось преодолевать бюрократические барьеры, слышать: "Приходите завтра". Мы разработали проект, который назвали "Социальный навигатор". Создается единый телефонный номер. Первое — это информирование населения обо всех льготах и пособиях", — обращается к президенту Анна Кузнецова, уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка.

"Что для этого надо сделать?" — спрашивает Владимир Путин.

"Мы вас очень просим, чтобы в этом году не менее 10 пилотных регионов мы могли бы охватить этим проектом, который дает обратную связь и человеку, и, самое главное, руководителю региона. Он чувствует, какие сигналы о социальной помощи приходят", — объясняет Анна Кузнецова.

В одном из российских регионов такой пилотный проект уже заработал. Значит, скоро будут и результаты.

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *